Мама, ты слышишь: это кубик проехал

Автор: Юлия Кирьянова

26th Июн 2016

Именно эта фраза моей дочери Софии (на тот момент ей было 2 г. 4 мес.), изучающей английский с полутора лет, и побудила меня написать данную статью. А дело было так…

Ребенок играл в своей комнате загородного дома, когда с улицы послышались звуки проезжающего мимо мотоблока. В силу своего юного возраста София ещё не имела возможности познакомиться с данным чудом техники и задала закономерный вопрос: «Мама, что это шумит?».

Получив односложный ответ «мотоблок», она продолжила игру.

Некоторое время спустя, услышав уже знакомые звуки, София воскликнула: «Это кубик проехал! Мама, ты слышишь: это кубик проехал!». Мысленно «прокрутив» механизм превращения «мотоблока» в «кубик» (для сохранения интриги опишу его позже), я решила разобраться, что происходит в голове моего маленького человечка.

А.В. Хархурин, профессор Американского университета Шарджи, заведующий лабораторией «Двуязычия и творческих способностей», занимающейся изучением когнитивных механизмов, лежащих в основе творческих способностей, пишет в одной из своих работ о так называемом «межъязыковом переносе» (cross-language transfer).

Данное явление распространяется на ситуации, когда слова в лексиконе билингва, принадлежащие разным языкам, не связанные между собой по смыслу, активизируют друг друга, если они схожи по звучанию. У англо-русского билингва, например, при устном или письменном воспроизведении английского слова «marker» (маркер) может активизироваться в языковом сознании русское слово «марка» (почтовая), несмотря на то, что эти два слова по смыслу совершенно не связаны. В научной литературе такая категория слов получила называние межъязыковых омонимов или ложных друзей переводчиков.

Межъязыковые омонимы — пара слов в двух языках, похожих по написанию и/или произношению, часто с общим происхождением, но отличающихся в значении. Приведу примеры на русско-английском материале: artist – художник, живописец, а не только артист, biscuit – печенье, а не бисквит (sponge cake); cartoon — мультипликационный фильм, короткий комикс, а не картон (cardboard) и т.д.
eye-tracking
В подтверждение вышеизложенного А.В. Хархурин приводит результаты ай-трекинг исследования (eye-tracking studies) — наблюдения за движением глаз русско-английских билингвов, проведённого группой учёных (Marian & Spivey).

В ходе исследования было зафиксировано: в то время, когда участникам эксперимента давали указания на русском языке («Подними марку»), их взгляд падал не только на марку, но и на маркер, называемый английским словом «marker», схожим по звучанию с русским «марка».

К выводу о том, что межъязыковые омонимы могут активизировать друг друга в языковом сознании пришли и другие ученые: Bijeljac-Babic & Biardeau & Grainger; Beauvillain & Grainger; Grainger & Dijkstra и др.
Интересно, что подобное явление наблюдается и у монолингвов, но в рамках одного языка. По мнению И.Н. Горелова и К.Ф. Седова, авторов учебного пособия «Основы психолингвистики», ассоциации в языковом сознании людей образуют ассоциативные поля, в которых слова, близкие по форме (по звучанию), объединяются в группы.

Ассоциативные связи, возникающие в языковом сознании носителя языка, проявляют себя в повседневной речевой деятельности в виде обмолвок (оговорок). Замена одних слов другими может быть мотивирована фонетической близостью слов, например, «шланг» вместо «шнур», «дилемма» вместо «проблема».

Авторы считают, что оговорки по фонетическому принципу чаще всего возникают при измененном состоянии сознания, например, когда человек болен или сильно утомлен. В таких случаях смысловые связи ослабляются и на первый план выходят связи по формальному сходству. Для большей наглядности они приводят пример из книги психолингвиста Б.Ю. Нормана «Грамматика говорящего»: «Детский курорт, вокруг дети все в помадках … то есть панамках».

Child reading book with his imagination coming to

Child reading book with his imagination coming to

В сравнении с монолингвами, которым тоже свойственно ассоциативное мышление, билингвы обладают весомым преимуществом. Дело в том, что процесс активизации межъязыковых омонимов в языковом сознании билингвов может способствовать развитию дивергентного мышления, так как их ассоциативное поле, охватывающее два языка, шире.

Итак, принимая во внимание вышеизложенное, можно воссоздать путь превращения «мотоблока» в «кубик» в языковом сознании Софии. Так как ребенок никогда не видел мотоблок, то никаких визуальных ассоциаций с этим предметом у неё не было. Само слово тоже оказалось для неё новым, зато английское «block» – такое родное и знакомое. Пытаясь запомнить «мотоблок», София в качестве опоры вычленила английское «block» и перевела на его русский – «кубик», так как новое слово должно быть русским, а оставшееся «мото» просто стёрла из памяти за ненадобностью.

Мне удалось найти подобные «изречения» детей-билингвов разных национальностей. Приведу лишь два из них.

Когда мама из Франции купила своей дочери Элоди (aнгло-французский билингв) слитную пижаму (one piece pyjama – вариант источника), девочка спросила, была ли у её мамы такая же в детстве. Получив отрицательный ответ, Элоди резюмировала:« You only had two coin pyjamas» (У тебя были только “двухмонетные” пижамы). Во французском «piece» — и «деталь/часть», и «монета» («piece», «coin»). К сожалению, возраст девочки неизвестен.

Другой случай – из жизни семьи англо-немецких билингвов. Семилетний Ричард однажды заявил своим родителям: «Когда мне исполнится 18, у меня будет своя стрекоза» («dragonfly»). Слегка озадаченные родители попытались выяснить, какую именно он хочет стрекозу (мертвую или живую), и что он собирается с ней делать. И вскоре их осенило: ребенок хотел дельтаплан.

Дело в том, что в разговорах с друзьями Ричард часто использовал немецкое слово «drachenflieger» (дельтапланерист), которое дословно переводил на английский как «dragon flier» (возможно, логика такая: drachen-drache). Таким образом, забыв английский аналог слова «дельтаплан», Ричард не растерялся и образовал новое слово «dragonfly» от «dragon flier».

В заключение хочется добавить, что К.И. Чуковский на протяжении всей жизни прислушивался к детской речи и собирал фактический материал, считая это занятие очень важным и даже необходимым. В свое время именно ему удалось привлечь внимание многих к этому удивительному феномену, каким является речь ребенка. Он проделал титаническую исследовательскую работу по её изучению и сумел рассказать об этом простыми и мудрыми словами.

И, если изучение детской речи на одном языке является увлекательным занятием для многих исследователей, то исследование речи билингва – двойное удовольствие.

Июн262016



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *